Для съемок под Гороховцом через речку Клязьму построили настоящий мост, который мог выдержать даже танки. По сценарию его взрывают немцы. До этой съемки мост стоял почти год, чтобы состариться и выглядеть абсолютно натурально. Но местные жители успели так привыкнуть к переправе, что, когда ее взорвали, стали писать письма во все инстанции с претензиями: мол, на каком основании лишили нас моста?

Подобная история произошла и с церковью, которую построили в чистом поле из гипсокартона и фанеры. Благодаря стараниям талантливейшего художника-постановщика Владимира Аронина и его помощников-декораторов выглядело это строение так натурально, что местные дачники приняли храм за настоящий. И когда во время съемок церковь взлетела на воздух, люди искренне недоумевали и возмущались: как же посмели взорвать такую святыню! И никто из них не задумался, почему же люди не замечали церковь раньше, если она стояла давно?

В 2009-ом году на съемки «У-С» приезжал президент Дмитрий Медведев. Он стал свидетелем грандиозной сцены, когда пятитысячная массовка штрафников идет в бой. Снимали с 6 камер и с каждым(!) участником было отрепетировано - куда он идет, что кричит, в каком месте падает, чтобы не попасть под взрыв. Можно только представить, что испытывала охрана президента, когда началась съемка и кругом стали рваться снаряды и дымовые шашки, а мимо пошли тысячи людей с автоматами!

Во время создания сцены, где Котова давит танк - Никиту Михалкова в каждом дубле засыпали десятками килограммов промерзшей земли и каждый раз он, заживо погребенный, должен был откопаться и выбраться из завала. И все это происходило в 30-ти градусный мороз. От дублеров актер отказался, потому что в таких сценах важно самому пережить, то, что испытывали солдаты войны.

Отказывались от каскадеров практически все актеры продолжения «Утомленных солнцем». Так, Дмитрий Дюжев сразу решился на сцену, где его герой заживо сгорает. А пиротехники так профессионально и слаженно сработали, что у Дмитрия даже ресницы не опалились.

Опасная сцена была и у Нади Михалковой, когда снимали крушение баржи. Героиня должна была всплывать из-под огромного полотнища с красным крестом, под которым шел корабль. Отказавшись от каскадерши, Надя дубль за дублем сама ныряла в холодную воду специального бассейна. В какой-то момент она не рассчитала силы и чуть не захлебнулась, не успевая выплыть из-под плотной материи. Спасли актрису дежурившие на месте съемок водолазы.

Работа проходила в условиях, настолько приближенных к военным, что и актеры и участники массовки порой забывали, что это всего лишь съемки. Оттого часто возникали реакции и реплики не по сценарию, но такие естественные для воюющих людей, что они вошли в фильм. Например, в одной из сцен в грузовике едут солдаты с роженицей и их нещадно бомбят. Актеры не знали, где и когда раздастся взрыв. В какой-то момент один из артистов не выдержал и в отчаянии закричал: «Господи, когда же это закончится?» Эта страстная фраза, которая, скорее всего, была адресована режиссеру, вошла в картину.