Чуть больше года назад продюсер Эрнест Соколов придумал эпатажный шоу-проект, который сразу оказался востребованным не только в родном Нижнем Новгороде, но и по всей России. Артисты фэшн-балета Avatar Show – желанные гости и на юбилее Олега Меньшикова, и в программе Анфисы Чеховой, и на российской афтепати Каннского фестиваля.

Как вашему проекту удалось так непринужденно и быстро вписаться в насыщенный трафик отечественного шоу-бизнеса?

1 марта 2010 года на свет появилось Avatar show. Проект был слишком экстравагантным для Нижнего Новгорода, а потому рискованным, но я понимал, что людям неинтересно смотреть на то, что уже есть, на то, что показывают сейчас в клубах. Кризисный год еще больше забил людей в серость, и было просто необходимо устроить этот взрыв. Ставка была сделана на яркий грим, мощные костюмы, авангардные номера и профессиональную хореографию. Мои расчеты, к счастью, оказались верны, и балет сразу оказался востребованным. Уже через полгода своего существования коллектив стал резидентом московского клуба всемирно известной сети Pacha. И дальше начался эффект «снежного кома» из гастролей, совместных проектов со звездами и собственных сольных программ.

Вы с детства хотели работать в шоу-бизнесе?

Это длинная история. Когда я заканчивал школу, у меня была авторская передача на радио. Потом случился PR-факультет Политеха. Во время учебы я играл в КВН за университетскую сборную. Веселые были времена… Примерно в то же время я пошел работать официантом в кафе, где в один из дней познакомился с директором концертного агентства «Ледаро» Еленой Маргулец. Я попал к ней работать, и с этого начались мои первые шаги в шоу-бизнесе. Дальше были полтора года арт-директорства в клубе T.E.A.T.R.O., начали возникать свои проекты. Первой ласточкой стал «Феникс» - огненное шоу, появившееся в Нижнем Новгороде пять лет назад. И дальше все закрутилось с космической скоростью, а в итоге вылилось в создание моего главного на сегодняшний день проекта - фэшн-балета Avatar show.

Судя по названию, на создание вас вдохновил блокбастер Джеймса Кэмерона?

Вовсе нет. Живя в виртуальном мире, девяносто процентов человечества постоянно используют аватары для обозначения себя. Именно такой смысл я вложил в название проекта, а фильм просто удачно это название раскрутил. Так что можно считать это pr-ходом. Но, так или иначе, коллектив вначале ассоциировали с фильмом, учитывая, что он появился спустя короткое время после выхода кэмероновского «Аватара» в прокат, и от нас непременно ждали номера «с синими человечками». Так вот – такого номера у нас никогда не было, нет и вряд ли будет. И хотя одной из отличительных особенностей шоу является красочный фейс-арт, общий концепт у проекта другой – это в первую очередь фэшн-балет с неординарной хореографией и эксклюзивными костюмами.

Причем это мужской фэшн-балет. Почему вы решили сделать именно такой состав? И как подбирали участников?

Поскольку изначально идея была создать нечто уникальное и эксклюзивное, то решение о чисто мужском составе было взято за основу, ведь танцующих девушек априори больше, чем танцоров-мужчин. А уж мужской фэшн-балет – это вообще случай единичный, даже в масштабах страны. Артистов мы подбирали долго, проводили много кастингов в поисках настоящих профессионалов, но одного участника я нашел случайно – в Макдональдсе. Танцора ведь всегда выдает осанка, манера держаться, двигаться, поэтому, увидев Диму в очереди к свободной кассе, я, не сомневаясь, что к танцам он имеет самое прямое отношение, подошел к нему и, огорошив вопросом: «Ты кто?», вручил свою визитку.

Как складывались взаимоотношения с артистами? Вас можно назвать строгим руководителем или метод кнута и пряника – это не про вас?

У нас очень дружеские отношения с ребятами – мы вместе отдыхаем, отмечаем праздники, недавно открыли для себя новую спортивную забаву - керлинг. Но при этом, когда речь идет о работе, каждый четко знает, что от него требуется, какие функции он должен выполнять и, будучи сознательными людьми, никто не эксплуатирует хорошее отношение друг к другу для решения профессиональных споров и противоречий.

Кто придумывает программы для шоу?

Над созданием номеров работает целая команда – это и хореограф, и художник по костюмам, и визажисты, и даже бутафор, ведь во всех наших выступлениях задействовано много разной атрибутики – кино-камеры, веера, маски… А собственно идеи номеров принадлежат мне. «Гальяно», «Русский авангард», «Кино-Tango», «Лувр» - все это плоды моей фантазии.

Для столицы подобная экстравагантность и смелость наверное уместны, но вы ведь постоянно гастролируете по всей России. Как вас принимает публика в провинции?

Знаете, как-то мы приехали в город – Новокузнецк, кажется. Такой суровый город. С заводами, смогом. И по всем улицам висели наши плакаты – на пурпурном фоне мальчики с ярко накрашенными черными глазами в костюмах из номера «Гальяно» с огромными бантами. И вот тут понимаешь, что Россия все-таки страна контрастов. Думаешь: «И кто же в этом городе может прийти на наш концерт?» Но, что удивительно, приходят! И подарки дарят, и автографы берут. Так что провинция, как оказалось, вполне лояльно воспринимает подобную эксцентрику.

Пока ваш проект можно считать единственным в своем роде, но ведь чтобы поддерживать этот статус необходимо постоянное развитие. В каком направлении оно происходит у вас?

Честно говоря, мы планируем кардинальные перемены. Недавно проекту исполнился год, и все сильно изменится. Не стану открывать интригу, но скажу, что мы готовим абсолютно экспериментальный номер с новым фейс-артом и новой философией. Это большой риск для нас, но нам ли отказываться от шампанского?